Суббота, 10 Сентябрь 2016

Львов под русской властью

21 августа (3 сентября) 1914 – 9 (22) июня 1915

Леонид СОКОЛОВ

Глава 2. Занятие Львова русскими войсками

Утро 3 сентября 1914 года во Львове было пасмурным, прошедший ночью дождь прибил уличную пыль. В 7 часов утра вышел экстренный выпуск газеты “Kurjer Lwowski”, в котором публиковалось обращение президиума города к жителям Львова. Одновременно по городу расклеивали текст этого обращения. В нем было сказано:

«Граждане!

Войска Монархии понесли тяжелые поражения и отступили на запад.

Вскоре победоносные российские войска войдут во Львов.

В этот момент призываем все население города, чтобы ради Бога сохраняли достоинство, спокойствие, остерегались паники и выходок неразумных или преступных элементов, всяких провокаций.

Город открыт, поэтому не может грозить ему никакая опасность. Все добропорядочное население ожидает развития событий со всем спокойствием.

Всякая выходка безрассудной или безумной личности против входящих войск могла бы привести к несчастью.

Призываем все население, чтобы сохраняло во имя добра города и всех граждан спокойствие и порядок в городе.

Магазины, особенно с продовольствием, должны быть открыты.

Львов, 2 сентября 1914.

Именем Президиума города Львова:

Др.Рутовский, Др.Шталь, Др.Шлейхер».

В комментарии, который следовал за обращением, в частности говорилось: «Не зная хода битв и событий, не можем вдаваться в оценки причин и размеров поражения Австрии. Является фактом, и с этим надо считаться, что столица Галиции переходит под российское правление».

С раннего утра заседал в ратуше городской Совет, из ста членов которого во Львове осталось около пятидесяти, так как многие уехали из города.

В 9 часов, когда стали поступать сведения о появлении русских разъездов на окраинах Львова, президиум распорядился в знак мирной сдачи города поднять на башне ратуши белый флаг. Белые флаги были подняты и над другими административными зданиями. Теперь в городе только и говорили, что о казаках, черкесах, “охранниках” и тому подобном, что в представлениях львовян было связано с царской Россией.

В 10 часов 30 минут по улице Зеленой въехал в город первый русский разъезд, состоящий из трех казаков под командой унтер-офицера. Казаки внимательно оглядывались по сторонам, но никакой неприязни к встреченным жителям не проявляли. Около угла улицы Крулевской они остановились и вступили в разговор с женщинами, вышедшими из ворот. Унтер-офицер указал на расположенный рядом шинок, который стоял открытым, и велел его закрыть. Вскоре подъехал более крупный конный отряд, возглавляемый офицером, и направился к ратуше.

Вместе с городским Советом в ратуше ожидали прибытия представителя русской армии иностранные консулы: Альберт Кандиотти – аргентинский консул, который после разрыва дипломатических отношений между Австро-Венгрией и Россией представлял интересы живущих здесь российских подданных, консул нейтрального государства Дании – Захаревич, бывший французский консул Сверчевский. Приглашены были и наиболее известные граждане города.

В 11 часов 45 минут в зал ратуши вошел русский штабс-капитан. Он извлек из кармана лист бумаги и зачитал уведомление о занятии Львова, потребовал направить представителей города на Лычаковскую и Жолкевскую рогатки, и передать ключи от города.

 

Согласно требованию выехали на рогатки делегации. На Лычаковскую отправились исполняющий обязанности президента города Т.Рутовский с членами президиума Л.Шталем и Ф.Шлейхером, и радным Хинглером. В окружении своего штаба их принял начальник 42-й пехотной дивизии генерал-лейтенант фон Роде. Затем состоялись переговоры, которые велись на французском языке. В ходе этих переговоров обсуждались условия занятия города русской армией. Также через Львов должны были пройти многотысячные массы войск, направляющиеся дальше на запад. При этом следовало избежать каких-либо инцидентов, в чем было заинтересовано как русское командование, так и городские власти. Генерал сказал, что армия, вступая во Львов, требует абсолютной гарантии безопасности. Согласно приказу Верховного Главнокомандующего, учитывая смешанный состав населения, город в качестве такой гарантии должен представить заложников: 4 поляков, 4 евреев и 4 русинов. Т.Рутовский заметил, что русины во Львове делятся на старорусинов и украинцев, поэтому было решено выделить представителей от каждой из этих групп и общее число заложников составило 16 человек. Далее генерал потребовал, чтобы немедленно, самое позднее до 6 часов утра следующего дня, жители Львова сдали все имеющееся у них огнестрельное и холодное оружие.

Одновременно на Жолкевскую рогатку прибыла делегация в составе радных М.Хламтача, М.Тюлле и Ю.Вчеляка. Принял их генерал Парчевский, который заметил, что говорит по-польски, поэтому переговоры велись на польском языке. Генерал заявил, что главное его желание состоит в том, чтобы сохранялся порядок, не закрывали магазины, безусловно не продавали водки и не угощали солдат алкоголем. Также он заверил, что население может быть уверено в полной своей безопасности. Профессор Хламтач сообщил генералу о том, что город издал обращение к населению о сохранении спокойствия, и вручил экземпляр этого обращения.

Делегации с рогаток возвратились в ратушу. Из членов городского Совета первым добровольно согласился стать заложником радный Юзеф Вчеляк, за ним последовали Тадеуш Рутовский, Стефан Шидельский, Болеслав Левицкий и Владислав Стеслович. Кандидатуру Рутовского Совет не принял, учитывая его руководящее положение. Затем обратились к представителям остального населения о выделении заложников.

Украинцы предложили кандидатуры митрополита графа Андрея Шептицкого, а также священника Иосифа Боцяна, Павла Войнаровского и Миколы Заячкивского.

Русины – священника Ивана Давидовича, советника Ивана Лесковацкого, д-ра Льва Павенцкого и Николая Третьяка.

Евреи – д-ра Якова Диаманда, Исидора Йонаса, д-ра Германа Рабнера и Николая Вайреба.

Сразу после заседания был зачитан приказ генерал-лейтенанта фон Роде:

«Приказ.

На основании военного права приказываю, чтобы население города Львова до завтра, дня 4 сентября, до 6 часов утра все имеющееся у него оружие (холодное либо огнестрельное) сдало в ратушу.

В случае неисполнения этого приказа виновные подлежат военному суду.

Рогатка Лычаковская, 3 сентября 1914.

Начальник 42 пехотной дивизии

Генерал-лейтенант фон Роде».

Затем был оглашен текст обращения президиума города к жителям Львова. Во исполнение вышеприведенного приказа командования войск, занимающих Львов, президиум призывал всех жителей сдавать всякое оружие в ратуше, внизу, где его будет принимать советник Бенецкий с комиссией. Национальное оружие, чиновничьи шпаги, музейные объекты надлежало сдавать в Музей им.Собесского, где их будет принимать директор Чоловский с комиссией под расписку.

 

Прохождение основных сил армии через Львов должно было начаться после представления заложников и сдачи оружия жителями города, то есть утром 4 сентября. Но уже в четвертом часу дня 3 сентября отдельные подразделения русской армии начали входить во Львов. Они заняли здания штабов на Бернардинской площади и на улице Валовой, размещались на Цитадели и в других львовских казармах.

Однако первым представителем русской армии на территории Львова был начальник поезда, который в 10 часов утра 3 сентября остановился на станции Подзамче, а в 11 часов прибыл на главный вокзал. (Кстати, все мосты на железнодорожной линии Тарнополь – Львов в ходе стремительного наступления русских войск были захвачены в неповрежденном виде, включая и большой мост под Плуговом).

Были выставлены караулы на обеих станциях, которые с этого момента поступили в распоряжение русской железнодорожной службы. Станционные склады тем временем осаждали толпы бедняков. Солдаты начали оттеснять толпу, для острастки стреляя в воздух, но люди упорно не хотели расходиться. В толпах этих большинство составляли женщины. Они добивались, чтобы им выдали материальную помощь продуктами, потому что они, будучи женами австрийских резервистов, призванных в армию, остались без средств к существованию. Видя, что этими людьми движет не стремление к наживе, а нужда, русский инженер-полковник, который привел поезд, распорядился раздать им со складов, принадлежавших австрийской армии, муку и другие продукты.

***

Но почему такой крупный город как Львов, к обороне которого австрийцы тщательно готовились, был сдан без боя?

С началом войны в Восточной Галиции наступали две русские армии: на львовском направлении 3-я армия генерала Н.В.Рузского, а южнее, в направлении на Галич – 8-я армия генерала А.А.Брусилова. Первое время продвижение войск Рузского и Брусилова не тревожило военное руководство Австро-Венгрии, которое считало, что для обороны Восточной Галиции достаточно 3-й армии генерала Брудермана и армейской группы генерала Кевеса, но вскоре угроза с востока стала вполне очевидной. Брудерман получил приказ к исходу 12 (25) августа развернуть свои войска восточнее Львова, а на следующий день перейти в наступление с целью разбить русские армии, продвигавшиеся со стороны Броды и Тарнополя. Началась переброска с сербского фронта 2-й армии генерала Бем-Эрмолли, соединения которой высаживались в Станиславове и Стрые. Эта армия должна была обеспечивать справа контрудар армии Брудермана. Силы группы Кевеса были распределены между армиями Брудермана и Бем-Эрмолли.

13 – 15 (26 – 28) августа на реке Золотая Липа произошло встречное сражение между 3-й австро-венгерской и 3-й русской армиями, которое закончилось победой русских. Брудерман отвел свои войска к реке Гнилая Липа.

Таким образом, по мере приближения 3-й армии ко Львову сопротивление австрийцев нарастало и в конце августа положение Рузского весьма осложнилось. Тогда по приказу главнокомандующего генерал Брусилов, оставив один корпус заслоном у Галича, с рассветом 15 (28) августа двинул три корпуса своей армии на помощь Рузскому. Пройдя маршем за 19 часов более 50 верст, войска Брусилова при подходе к Рогатину на реке Гнилая Липа вступили в бой. После трехдневного ожесточенного сражения австрийцы в большом расстройстве стали отступать. Части 8-й армии двинулись вперед, обходя Львов с юга, и угрожая тылам австро-венгерских войск. Это и решило участь города. Опасаясь обхода, австро-венгерское командование решило оставить Львов.

Русское командование считало, что Львов укреплен, обладает большим гарнизоном и что он представляет собой сильное препятствие для дальнейшего продвижения русских войск. Однако 20 августа (2 сентября) воздушная разведка донесла, что видна масса войск, стягивающихся к львовскому железнодорожному вокзалу, и что поезда один за другим уходят на запад; также кавалерийские разъезды докладывали о том, что неприятельские колонны быстро отходят, минуя Львов.

Генерал Брусилов поехал к генералу Рузскому, чтобы договориться о совместных действиях по взятию Львова. По пути произошел следующий, описанный А.А.Брусиловым, случай:

«Когда я ехал в автомобиле на совещание с генералом Рузским в 3-ю армию, сопровождавшие меня полковники граф Гейден и Яхонтов вследствие порчи шин отстали от меня. Пока чинилась их машина, они обратили внимание на множество русин, идущих со стороны Львова.

– Вы откуда? – поинтересовались они.

– Из Львова.

– А что, там много войска?

– Нема никого, вси утекли.

Оба мои полковника, заинтересовавшись, решили проверить это показание. Все равно догнать меня они уже не могли. Их автомобиль беспрепятственно докатил до предместий самого Львова, где они столкнулись с отдельными мелкими частями 3-й армии, собиравшимися туда входить и ожидавшими только городских властей. Въехав вместе с ними в город, они позавтракали с большим аппетитом в гостинице Жоржа и купили конфет в кондитерской».

Итак, 21 августа (3 сентября) русские войска вступили во Львов. Генерал Брусилов докладывал: «Сегодня, 21 августа, в 11 часов утра разъезды 12-й кавдивизии вошли в оставленный неприятелем город Львов; встречены жителями очень приветливо». В тот же день Львов был занят главными силами 3-й армии.

***

К вечеру 3 сентября стали входить во Львов более крупные подразделения пехоты, кавалерии и артиллерии. Собравшиеся на улицах люди охотно вступали в разговоры с солдатами, расспрашивали, откуда те родом, в каких боях участвовали, какие занимали города. Некоторые жители встречали солдат с букетами цветов, а то и с бутылкой водки, угощали их папиросами. Высшие офицеры устраивались в отеле “Жорж” и других перворазрядных гостиницах. Офицеры, свободные от службы, отправились по городу делать покупки в магазинах. Так как с началом войны в России был введен “сухой закон”, то по приказанию военных властей Т.Рутовский издал распоряжение, предписывающее немедленно закрыть все питейные заведения и прекратить торговлю спиртным, но офицеры передовых отрядов, вступивших во Львов, еще успели достойно отметить взятие города.

Собственный корреспондент журнала “Нива” Вс.Надеждин сообщал из Львова:

«Офицеры передовых наших отрядов, вступив в город, отправились обедать. Некоторые вошли в залу одного из лучших ресторанов – ресторана Жоржа. Был обеденный час во Львове.

При появлении русских офицеров местная публика встала со своих мест. Офицеры приказали подать шампанского (это был единственный день, когда можно было пить шампанское во Львове), велели разнести бокалы всем присутствующим и провозгласили тост за здравие Государя императора и за русскую армию.

Все присутствующие кричали “ура”. Оркестру приказано было играть наш гимн. Оркестр сыграл, правда, на память, – он его не совсем хорошо знал – но сыграл, хотя и с музыкальными ошибками. Публика слушала гимн стоя».

Вечером Т.Рутовский снова посетил генерала фон Роде и представил ему список заложников. Генерал принял список, вычеркнув только фамилию митрополита Шептицкого, объяснив это тем, что в силу своего высокого положения он и так отвечает за спокойствие украинского населения Львова. Вместо митрополита согласился стать заложником Юлиан Гирняк (а не Евстахий Грицай как ошибочно подали газеты). Генерал также распорядился, чтобы заложники завтра утром в 8 часов прибыли в гостиницу “Жорж”, где сняты для них 16 номеров вместе с обслуживанием. Должны будут находиться в отеле 2–3 дня.

Тадеуш Рутовский

Вице-президент Львова Тадеуш Рутовский

Тадеуш Рутовски...
На Лычаковской рогатке

Вице-президент Львова Т.Рутовский и генерал фон Роде на Лычаковской рогатке. 3 сентября 1914 г.

На Лычаковской ...
На Лычаковской рогатке

На Лычаковской рогатке 3 сентября 1914 г.

На Лычаковской ...
Казачий патруль

Первый казачий патруль во Львове. 3 сентября 1914 г.

Казачий патруль...
Казаки

Казаки на площади Рынок во Львове

Казаки
На Мариинской площади

Казаки на Мариинской площади во Львове

На Мариинской п...
Русская открытка

«Генерал-адъютант Н.В.Рузский, герой Львова».

Русская открытка

Русская открытк...
Уличная сценка

Уличная сценка

Уличная сценка
После боя

После боя

После боя
Русская открытка

Русская открытка

Русская открытк...
Страница журнала “Искры”

Страница журнала “Искры” от 31 августа (13 сентября) 1914 г. с портретами генералов Н.В.Рузского и А.А.Брусилова

Страница журнал...

(Продолжение следует)

(Предыдущая глава)