• PDF

Пушкин и "загадочные" кошки

Сергей  ВОРОНИН

В произведениях Александра Сергеевича Пушкина немало котов и кошек – как реальных, так и мистических, вроде «кота ученого» из поэмы «Руслан и Людмила».

Поэт с симпатией относился к кошкам и позволил им оставить след не только в собственных произведениях. Пушкин был великолепным мастером карандашного рисунка и кошки были его любимицами: он рисовал их в женских альбомах, на случайно подвернувшемся клочке бумаги, на сукне ломберного столика.

Рисунок Александра Сергеевича ПушкинаЧаще всего поэт изображал дородных котов, сидящих спиной к зрителю, с внимательными ушками и извивающимся хвостом, выдающим напряженное ожидание или заинтересованность чем-то вне поля рисунка.

Известно, Пушкин был мастер метких (не в бровь, а в глаз) эпиграмм. Но чаще добрая душа Поэта жаждала веселья – в том числе, это были обычные шутки среди друзей, которые воплощались в стихотворения, собственные рисунки и дружеские шаржи – вплоть до на самого себя.

Как-то изобразил он в альбоме красавицы Елизаветы Николаевны Ушаковой ее будущую жизнь с мужем её сестры и своим (поэта) приятелем  Сергеем Дмитриевичем Киселевым: она в чепчике замужней женщины, муж — в виде кота (от начальных букв его фамилии — Кис), а будущие их дети — в виде котят. За всей сценой наблюдает дородный кот в излюбленной поэтом позе.

Возможно, это как-то задело Киселева, который в письме 19 мая 1833 года, получив предложение Пушкина пообедать у него дома, написал: «…Я зван в семейственный круг, где на днях буду обедать; мне велено поторопиться с выбором дня, ибо барыня [Наталья Николаевна] обещает на днях же другого орангутанца произвести на свет…» Судьбой сестер Ушаковых Пушкин продолжал интересоваться до последних дней своей жизни.

Записи в альбом Елизаветы Пушкин делал периодически в течение, примерно, четырех лет с 1826 по 1830 год. К сожалению, по ряду причин сохранилось только 98 (вместе с обложкой) страниц этого альбома. На этих страницах оказалось стихотворение «Вы избалованы природой».

Вы избалованы природой;

Она пристрастна к вам была,

И наша вечная хвала

Вам кажется докучной одой.

Вы сами знаете давно,

Что вас любить немудрено,

Что нежным взором вы Армида,

Что легким станом вы Сильфида,

Что ваши алые уста,

Как гармоническая роза...

И наши рифмы, наша проза

Пред вами шум и суета.

Но красоты воспоминанье

Нам сердце трогает тайком —

И строк небрежных начертанье

Вношу смиренно в ваш альбом.

Авось на память поневоле

Придет вам тот, кто вас певал

В те дни, как Пресненское поле

Еще забор не заграждал.

(1829).

 

А теперь, уважаемый читатель, нечто из мистики (не без влияния Пушкина).

Все знают, насколько Папа Бенедикт XVI любит кошек. Будучи кардиналом в миру Йозефом Ратцингером, кормил он хвостатых бродяжек на улицах Рима, а став Папой – протащил двух котов в Ватикан.

Во время же своего визита в Великобританию Папа неожиданно для всех встретился с котом Бирмингемского Оратория, которого зовут… об этом (для интриги) скажем далее.

О. Ричард Даффилд, провост Оратория и организатор процесса по беатификации блаж. Джона Генри Ньюмена, был ответственным и за то, как проходила сама церемония его причисления к лику блаженных.  По его словам, весь папский визит прошел с большим успехом, как и ожидалось, несмотря на все предшествовавшие ему «громы и молнии». Особо трогательным моментом стало для о.Даффилда то, как прихожане его Оратория получали Причастие из рук Понтифика.

Надолго запомнилось, как Папа молился в покоях кардинала Ньюмена – основателя Оратория. Святой Отец осмотрел церковь, помолился в часовне блаженного и в его личной комнате, а также пообщался с сотрудниками и общиной. О. Ричард преподнес Папе розарий, принадлежавший кардиналу Ньюмену, в коробочке, специально для этой цели изготовленной прихожанином Оксфордского Оратория плотником Джоном Ливером.

Кроме того, о.Даффилд обеспечил встречу Папы с еще одним очень важным членом Бирмингемской Community (по-русски – Общины). Вот как это было.

После приватной молитвы в комнате кардинала Ньюмена Понтифик спустился на нижний этаж на лифте.

Стоило дверям открыться, как посылалось кошачье мяуканье. Папа был приятно удивлен, а Провост побежал за командой Ватиканского телевидения и фотографом, которые уже собирались покинуть Ораторий. Те кинулись обратно и запечатлели историческую встречу, за что мы им должны  быть благодарны.

Один из членов общины, о.Антон Гузиель, предстал перед фотокамерой, когда представлял Папе черного полуперсидского кота по имени Pushkin!!!

ПУШКИН по нашему, и как это случилось, тайна великая есть…..